История пятнадцатая: «Не призрачный, а настоящий».

dragonandknight— Интересная закономерность, не замечал? — улыбнулся алхимик. — Ты веришь в него, когда счастлив. А когда тебе плохо — отказываешься о нём даже говорить… давай.

Дракон набрал воздуху, сложил губы трубочкой, наклонился к противню и медленно, длинно выдохнул, полив причудливой формы лепёшки почти бесцветным пламенем. Белёсая масса сапфирово засветилась изнутри.

— Так? — обеспокоенно спросил дракон.
— Замечательно! Остынут, надо будет пройтись ещё разок для крепости. Всё-таки в печке — совсем не то, там воздействие другое…
— Раз в рецепте говорится: «Драконий огонь», — занудливо произнёс ящер, — значит, нужен драконий огонь. Печка, скажешь тоже!..
— До нужной температуры они будут остывать чуть больше часа. Если быть совсем точным, шестьдесят три минуты, — алхимик легко хлопнул в ладоши, и песочные часы в потемневшей серебряной подставке перевернулись. Из верхней колбы потянулась нить белого, как соль, песка.

Дракон хмыкнул.

— Угу, и ты вот так засекаешь время. Никогда не поверю.
— Куда деваться, традиция, — алхимик на мгновение прижал длинный сухой палец к губам, потом взглянул на дракона — и ящер в который раз удивился, насколько у алхимика ясные глаза. — Ты уверен, что тебе это действительно нужно? Скажем так: ты точно решился?
— Знаешь, — дракон по-собачьи склонил голову набок, — я настолько не уверен ни в чём, что решился совершенно безоговорочно. Что мне ещё остаётся?

Читать далее

Реклама

История четырнадцатая: «Я ничего за тех не дам, чей меч в бездействии упрям».

dragonandknight— С ума вы сошли, оба, — жонглёр схватился за голову. — Хоть одеяло ей положили? Там же холодно!

Дракон и алхимик переглянулись.

— А попить? Вдруг она очнётся, ей же пить захочется, надо было фляжку, что ли, оставить…
— Она сама по себе не очнётся, — осторожно сказал дракон.
— Технология не предполагает, — подтвердил алхимик, поглаживая ножку своего бокала, отчего литые листья и цветы на нём слегка закачались, словно их потревожил ветер.
— Да пошли вы со своими технологиями!.. Чёрт, там же темно, вы подумали, как ей там будет страшно одной, если?..

Жонглёр осёкся, махнул рукой и отвернулся.

— Пойми ты, — примирительно произнёс дракон, — это её выбор и её право.
— Какое право? — огрызнулся жонглёр.
— На чудо, — ответил алхимик, скрещивая руки на груди и откидываясь на спинку стула.
— Чудо! — передразнил его жонглёр. — Где чудо-то? Умереть? Лежать в гробу в какой-то сырой норе, одной?
— Это неотъемлемая часть сюжета, — развёл лапами дракон. — Нужно пройти нижнюю точку, чтобы начать двигаться вверх. Иначе механизм не срабатывает, чуда не происходит. Ты бы поел, а?.. сколько ты уже одним пивом питаешься?

Вздрогнув, жонглёр остолбенело уставился на дракона.

— Третий день, — заглянув жонглёру в глаза, заключила змея и тут же снова спряталась в серебряном шиповнике на бокале алхимика.
— Он сейчас спросит, откуда я знаю, — усмехнулся дракон. — Два дня не жрамши, ум за разум заходит.

Читать далее

История тринадцатая: «Staete, kiusche, triuwe».

dragonandknight

— Кварц, — алхимик одобрительно постучал по крышке гроба. — Хороший, чистый.
— Разве не хрусталь? — обеспокоилась принцесса. — Надо, чтобы хрустальный был.
— Так это и есть хрусталь, — улыбнулся алхимик. — Горный хрусталь, разновидность кварца, он прочнее стекла, больше подходит.
— Оберегает от дурных снов, кстати, — высказался дракон, придирчиво осматривавший изголовье, где топорщились и бугрились мелкие кристаллы с вкраплениями металлических кубиков.
— Это что, золото? — принцесса потрогала маслянисто блестящую грань. — Я бы не хотела с золотом, как-то оно…

Алхимик и дракон переглянулись.

— Да пирит это, — успокоил принцессу алхимик. — Простой пирит, серный колчедан, какое золото, что ж я, совсем не понимаю ничего?..

— Слушай, может, ты с ней поговоришь? — спросил дракон, когда они с алхимиком вышли из пещеры, чтобы принцесса переоделась, и сели на тусклую траву. — Меня она слушать отказывается.

Алхимик сощурился на солнце, посмотрел из-под руки на по-осеннему синюю речную воду, на плоскодонное облако с чернильной каймой, на жёлтую рябь в липовых кронах и покачал головой.

Читать далее

История двенадцатая: «…а молча я совсем зачах».

dragonandknight— Можно тебя попросить… — алхимик на мгновение замялся. — Немножко… слюны вот сюда?
— Плюнуть в эту колбу? — уточнил дракон. — И что будет?
— Я не вполне уверен, но если под «слюной дракона» он имел в виду слюну дракона, — с надеждой произнёс алхимик, – мы будем наблюдать крайне интересную реакцию вот с этой солью… ты не мог бы?..
— Ради науки – сколько угодно. Но руку лучше убери.

Дракон старательно подвигал челюстью, навис над столом и коротко плюнул точно в горловину колбы, на дне которой виднелись какие-то грязноватые комки. Сгусток белого пламени заставил их вспениться, воздух внутри колбы задрожал, замерцал и занялся ровным светом. Алхимик сперва наклонился и зачарованно посмотрел на сияющий сосуд сбоку, потом медленно, с восторгом и неверием поднял колбу длинными щипцами – кварцевое дно провисло, провалилась грыжей стенка, потянулось, сужаясь, горлышко… алхимик выругался, сунул плавящуюся колбу в каменный чан с водой и среди пара и шипения повернулся к дракону.

Ящер трясся от беззвучного хохота.

Читать далее

История одиннадцатая: «Прекрасна возвращенья суть».

dragonandknight— Нет, — сказал дракон, — он тебя любил.
— Он говорил? — всхлипнула принцесса.

Дракон по-собачьи склонил голову набок и заглянул принцессе в лицо.

— Говорил? Он? Ты же его знаешь, там с формулировкой, тем более с артикуляцией внутренней жизни, беда, ему надо его самого объяснять, чтобы он что-то понял… но я, честное слово, думал, он разберётся. Я старался.

Принцесса обеими ладонями вытерла слёзы и постаралась глубоко вдохнуть.

— Что значит «старался»?
— Рыцарь должен обрести принцессу, — твёрдо ответил дракон. — Герою нужна героиня. У всякой истории есть смысл и итог.
— Какой же смысл… в таком… — у принцессы опять дрогнули губы. — …итоге?..

Ящер помолчал, посмотрел на залитый дождём двор замка, на лошадь принцессы, которую держал под уздцы конюший, на придворных дам, готовых следовать за госпожой, потом потёрся щекой о плечо принцессы и сказал:

— Поезжай. Фея-крёстная — это правильный выбор. Будь там, где тебе хорошо, — он улыбнулся. — В крайнем случае, там найдётся и веретено, и яблоко, и всё высшего качества.
— А ты… Ты, пожалуйста, держись, — принцесса обняла дракона за шею. — Ты мне очень нужен.

Читать далее

История десятая: «Рассказ, однако, не рассказан — пред вами я ещё в долгу».

dragonandknightЖонглёр поклонился и украдкой оглядел слушателей.
Хозяин замка задумчиво кивает, забыв про давно опустевший кубок. Госпожа графиня прикрыла глаза, словно продолжает слушать отзвук музыки, витающий под каменным сводом. Старшие мальчик и девочка, лишь недавно, судя по всему, допущенные к общей трапезе, смущены и взволнованы, мальчик сидит напряжённо, прямо, поднял подбородок и покусывает губу, видно, как переживает, девочка то и дело заливается краской, смотрит на свои сложенные на коленях руки, теребит серебряный наконечник поясного шнура. Учитель детей, про которого сплетничают в людской, что он варит из ртути золото и может читать по звёздам будущее, улыбается чему-то, но только грустно, а замковый капеллан, — рослый силач, когда-то был лучшим бойцом в отряде графа, да ушёл в монахи после того, как пришлось своими руками резать горло коню, сломавшему в горах передние ноги, — не таясь, плачет.
Поодаль сидевших гостей рассмотреть не было возможности — но сидели они тихо, ни слова. Эту живую, дышащую тишину жонглёр знал и любил: она значила, что представление удалось.

— Что с ней сталось, скажи? — спросил, помолчав, хозяин.
— Не могу, господин, — почтительно отвечал жонглёр. — Я знаю лишь то, что она писала своему рыцарю, но судьба её мне неведома.
— Она умерла, — произнесла графиня почти без вопроса в голосе.
— Возможно, госпожа, но я не слыхал об этом.
— Но отчего.., — выпалила девочка, потом испуганно покосилась на мать и осеклась.
— Говори, дитя. Что ты хотела спросить? — ободрил отец.
— Отчего она не избрала другого? — покраснев, спросила девочка. — В замке её дяди наверняка было много достойных рыцарей.

Читать далее

История девятая. О кольцах.

dragonandknight— Вообще-то, наоборот, — сказал дракон. — Но это, конечно, противоречит архетипу.

Принцесса натянула второй шерстяной носок, подобрала ноги под себя, расправила юбку и поплотнее завернулась в бархатную шубу: как ни сияло за окном солнце, как ни колыхались багровые от серёжек тополиные ветки, ей было холодно.

— То есть, — спросила принцесса, — мы все ищем дракона, чтобы что-то произошло?
— С точки зрения структуры сюжета — да, — кивнул дракон.

И укрыл принцессу крылом.

Уже которую неделю принцесса болела.
Королевский лекарь готовил лекарства, растирал в каменной ступке какие-то камешки и корешки, сыпал латинскими словами и со значением качал головой. Знахарка, которую тайком провела в замок одна из младших горничных, оставила пучок трав, велела заваривать с утра и пить на ночь. Исполняли, всё исполняли, но толку что-то было немного: принцессу колотил озноб, у неё кружилась голова и темнело в глазах, леденели руки и ноги, она едва могла ходить, а по винтовой лестнице в свои покои поднималась по полчаса, упрямо отказываясь от паланкина, на котором настаивали и дядя, и кастелян, и даже сами предполагаемые носильщики, два дюжих молодца из дворни, сокрушённо глядевшие, как «ихое высочество» хватает ртом воздух, привалившись к стене.
Дракон отлучался из замка только полетать, они с принцессой подолгу разговаривали о чём-то, а когда больная засыпала, ящер всё больше сидел на стене, глядя в сторону озера, откуда вела к главным воротам торная дорога. Стражники, почти переставшие вздрагивать, когда возле них с лязгом и металлическим шорохом опускался дракон, судачили в караульне, что всё это неспроста, что зверь высматривает судьбу, и ой, что-то будет.

Читать далее