Und dirre âventiur endes zil

05b3a44903632062be7ef16c9cd181a7aea680

— Не в этом дело, — король откинулся на спинку стула. — Просто устал. А мне ещё всё это надо прочесть до завтрашнего совета: отчёты, прошения, письма…
Он махнул рукой над столом, на котором стопками лежали бумаги.

Дракон склонил голову набок.

— И о чём пишут?
— Кто о чём. Вот, — король поднял за угол большую грамоту с гербовой лентой и большой сургучной печатью. — Просят пожаловать деревне мост с правом сбора дорожной подати. Сейчас там лодки ходят, вечные драки и грабёж…
— Государственное дело, — подал голос дракон.
— Смейся-смейся, ящер, — король уронил грамоту обратно на стол. — Только государственные дела большей частью именно такие: жалобы, прошения, подати да стройки.
— Я заметил, — невинным тоном произнёс дракон, — как вы тут строитесь. Фонтан новый на площади…

Король поморщился, вздохнул — и расхохотался. Вслед за ним захихикал, не удержавшись, и сам дракон.

Читать далее

Реклама

Come, some music!

05b3a44903632062be7ef16c9cd181a7aea680

Принц взял флейту, взвесил её в руке, провёл пальцем вдоль отверстий.

— Семь?.. А, ну да, девять.
— Восемь, — уточнил алхимик, — ещё одно снизу. Или десять, если тебе так нравится.
— Это — та самая? — уважительно спросил принц, переворачивая инструмент.

Золотистое дерево поймало солнце, по телу флейты стёк медовый отблеск.

— Конечно, — фыркнул дракон. — Разве её можно заменить!..
— Но… сколько же ей тогда лет?.. — рассеянно произнёс принц, продолжая гладить флейту кончиками пальцев.
— Точно не скажу, — пожал плечами алхимик. — Летосчисление слишком часто менялось. Если примерно — она была всегда.
— Хорошо сохранилась, — заметил принц.
— Олива! — улыбнулся дракон. — Священная олива, южная ветвь… Как мы уговаривали сестру всех братьев!..
— Великую мать, — насмешливо уточнил алхимик. — Тогда она была — Великая мать!.. Впрочем, характер у неё от этого не улучшился.

Читать далее

Dô kêrt der knabe wol getân gein dem fôrest in Brizljân

05b3a44903632062be7ef16c9cd181a7aea680

— В те времена считалось, что любовь — это что-то вроде стадии делания… как тебе объяснить… что человек без неё не вызревает, не получается… вернее, получается не совсем таким, каким может быть, не раскрывается полностью… ох, ну не могу же я тебе пересказать в трёх словах все пути развития европейской философии, мистических учений и литературы!..

Дракон в сердцах ударил хвостом, перепугав стайку скворцов, сновавших по склону.
Принц проводил птиц глазами, щурясь от солнца, сморщил нос и вздохнул.

— Ладно, не надо про пути. Ты просто объясни, зачем в каждой истории эти дамы, принцессы и просто всякие златокудрые красавицы? Нет, я понимаю, жениться, но почему нельзя сначала нормально про сражения и приключения, а жениться — в другой книжке?

Дракон внимательно посмотрел на принца, сложил угрожающе торчавший гребень, улыбнулся и слегка толкнул мальчика носом в плечо.

— Хотя бы потому, что нет никакой другой книжки. И, если ты не очень проголодался, пойдём через лес — я тебе кое-что покажу.

Читать далее

Froiden rich und trurens kranc

05b3a44903632062be7ef16c9cd181a7aea680

Осторожно, чтобы не запачкать брюхо, дракон припал к земле, сложил крылья, примеряясь, шевельнул пару раз хвостом — и выдернул увязший в мокром снегу обруч. Крутанул его на хвостовом шипе, так что зазвенела броня, полетели солнечные зайцы, потом, сбросив, послал по плавной дуге в сторону чёрных от талой воды лип вдоль дороги. Принц прыгнул, на лету зацепил золочёный обод самыми кончиками пальцев, обруч перевернулся в воздухе, стукнул принца по спине, и уже вместе они рухнули в сочную мартовскую грязь. Дракон тихо взвыл, мученически завёл глаза под лоб и подлетел поближе.

Его Высочество силились подняться, ухватившись левой рукой за золотую скобку обруча, который сами же и придавили, правой рукой принц зачерпнул чистого крупитчатого снега с обочины и теперь пытался хоть как-то умыть рыжее от раскисшей глины лицо, но только размазывал охряные разводы — не помогало и то, что при этом принц хохотал, временами радостно валясь обратно в грязищу.

— Ах, красавец, — ядовито произнёс дракон. — Сразу видно — наследник престола. Благородство в каждом движении.
Наследник престола фыркнул, кое-как протёр залепленный грязью глаз и посмотрел на дракона.
— Так ведь поймал же.
— Кто бы спорил — но какой ценой?

Принц присвистнул, наконец-то сел, широко улыбнулся, так что глина, быстро сохшая на солнце и ветру, пошла трещинками, и поинтересовался:

— И с каких пор тебя стала интересовать цена, ящер?
Читать далее