Ad fontes aquarum viventium

05b3a44903632062be7ef16c9cd181a7aea680

Королева прикрыла глаза и, задержав дыхание, выпрямилась.

— То есть, это теперь навсегда? — спросила она, помолчав.

Дракон посмотрел на алхимика, собиравшего пальцем со стола просыпанную едкую соль, но тот только ниже опустил голову.

— Ну почему, — вздохнул дракон, — заклятие, разумеется, можно снять…
— Поцелуем истинной любви? — печально улыбнулась королева.

Дракон снова повернулся к алхимику. Тот кашлянул и, исподлобья взглянув на королеву, неловко выговорил:

— Боюсь, всё несколько сложнее.

Читать далее

Реклама

Теория и практика

05b3a44903632062be7ef16c9cd181a7aea680

— …sed lapis non est nisi detrahatur viventibus, — ведя пальцем вдоль строки, вслух прочла принцесса.

Сдвинула брови, прикусила губу и, помолчав, взглянула на дракона.

— Что, правда?
— Вот доберёмся до практических, — очень серьёзно ответил дракон, — узнаешь.

У принцессы округлились глаза, она приоткрыла рот то ли от изумления, то ли собираясь что-то сказать, потом укоризненно покачала головой. Дракон тихо захихикал, выдыхая облачка белого дыма.

— Никак я не привыкну к твоим шуткам, — вздохнула принцесса. — Он, правда, ещё хуже.
— Да он по сравнению со мной — ангел, — фыркнул дракон.

Читать далее

Something then in rhyme

05b3a44903632062be7ef16c9cd181a7aea680

Принц склонил голову набок, потом положил локти на стол и лёг на руки щекой.
Реторта нагревалась медленно. В ней колыхалось опаловое марево, оползавшее по стенкам, потом стекло будто подёрнулось изнутри инеем, и на дне сгустились свинцово-серые крупинки.

— Убирай огонь, — тихо скомандовал алхимик. — Только не задень сосуд!

Принц, задержав дыхание, погасил огонь и обернулся к алхимику.

— А теперь что?
— А теперь, — ответил алхимик, — то, о чём ты должен был прочесть к занятию. Ждать, пока остынет, и на неделю зарывать в землю. Желательно в мокрую.
— Вообще-то, — сказал дракон, — положено в ил, там, где вода не глубже пяди. В чёрный ил, если быть точным.

Алхимик посмотрел на дракона исподлобья и покачал головой.

— Как ты любишь придираться к мелочам.
— Я, — неприятным голосом отозвался дракон, — люблю, когда канон не пытаются менять ради удобства. Уважение к делу требует, чтобы традиция была соблюдена и передана в неизменном виде.
— Даже если изначальный смысл этой традиции совсем выдохся?

Дракон встопорщил затылочный гребень. Выгнул спину. Казалось, его медная чешуя наливается горячим сиянием.

Читать далее

Основные мотивы

05b3a44903632062be7ef16c9cd181a7aea680

— Не-не-не, — дракон решительно ткнул лапой в направлении дороги. — Домой. Домой, я сказал.
— Это потому что я — девочка?

Принцесса обиженно вскинула подбородок, отчего явно великоватый ей шлем качнулся, забрало снова поехало вниз — и снова застряло, толком не опустившись. Кое-как перехватив меч, принцесса попыталась вернуть забрало на место.

— Да положи ты оружие, — со вздохом сказал дракон. — Ты себе нос сломаешь или глаза выбьешь. Зачем ты вообще облачилась в это железо?
— Драться.
— С кем, скажи на милость?
— С тобой.

Читать далее

Und dirre âventiur endes zil

05b3a44903632062be7ef16c9cd181a7aea680

— Не в этом дело, — король откинулся на спинку стула. — Просто устал. А мне ещё всё это надо прочесть до завтрашнего совета: отчёты, прошения, письма…
Он махнул рукой над столом, на котором стопками лежали бумаги.

Дракон склонил голову набок.

— И о чём пишут?
— Кто о чём. Вот, — король поднял за угол большую грамоту с гербовой лентой и большой сургучной печатью. — Просят пожаловать деревне мост с правом сбора дорожной подати. Сейчас там лодки ходят, вечные драки и грабёж…
— Государственное дело, — подал голос дракон.
— Смейся-смейся, ящер, — король уронил грамоту обратно на стол. — Только государственные дела большей частью именно такие: жалобы, прошения, подати да стройки.
— Я заметил, — невинным тоном произнёс дракон, — как вы тут строитесь. Фонтан новый на площади…

Король поморщился, вздохнул — и расхохотался. Вслед за ним захихикал, не удержавшись, и сам дракон.

Читать далее

Come, some music!

05b3a44903632062be7ef16c9cd181a7aea680

Принц взял флейту, взвесил её в руке, провёл пальцем вдоль отверстий.

— Семь?.. А, ну да, девять.
— Восемь, — уточнил алхимик, — ещё одно снизу. Или десять, если тебе так нравится.
— Это — та самая? — уважительно спросил принц, переворачивая инструмент.

Золотистое дерево поймало солнце, по телу флейты стёк медовый отблеск.

— Конечно, — фыркнул дракон. — Разве её можно заменить!..
— Но… сколько же ей тогда лет?.. — рассеянно произнёс принц, продолжая гладить флейту кончиками пальцев.
— Точно не скажу, — пожал плечами алхимик. — Летосчисление слишком часто менялось. Если примерно — она была всегда.
— Хорошо сохранилась, — заметил принц.
— Олива! — улыбнулся дракон. — Священная олива, южная ветвь… Как мы уговаривали сестру всех братьев!..
— Великую мать, — насмешливо уточнил алхимик. — Тогда она была — Великая мать!.. Впрочем, характер у неё от этого не улучшился.

Читать далее

Dô kêrt der knabe wol getân gein dem fôrest in Brizljân

05b3a44903632062be7ef16c9cd181a7aea680

— В те времена считалось, что любовь — это что-то вроде стадии делания… как тебе объяснить… что человек без неё не вызревает, не получается… вернее, получается не совсем таким, каким может быть, не раскрывается полностью… ох, ну не могу же я тебе пересказать в трёх словах все пути развития европейской философии, мистических учений и литературы!..

Дракон в сердцах ударил хвостом, перепугав стайку скворцов, сновавших по склону.
Принц проводил птиц глазами, щурясь от солнца, сморщил нос и вздохнул.

— Ладно, не надо про пути. Ты просто объясни, зачем в каждой истории эти дамы, принцессы и просто всякие златокудрые красавицы? Нет, я понимаю, жениться, но почему нельзя сначала нормально про сражения и приключения, а жениться — в другой книжке?

Дракон внимательно посмотрел на принца, сложил угрожающе торчавший гребень, улыбнулся и слегка толкнул мальчика носом в плечо.

— Хотя бы потому, что нет никакой другой книжки. И, если ты не очень проголодался, пойдём через лес — я тебе кое-что покажу.

Читать далее