Главная » all saws of books » Такие разные Крысоловы

Такие разные Крысоловы

К вопросу о бытовании сюжетов в различных традициях.

Если спросить нашего человека про Гамельнского Крысолова, он, скорее всего, расскажет, что тот сперва дудочкой созвал крыс, повёл к реке и утопил, а потом, когда город зажал оплату, увёл и утопил детей. Потому что Цветаева, у которой Крысолов в дочку бургомистра влюблён:

— Вечные сны, бесследные чащи…
А сердце всё тише, а флейта всё слаще…
— Не думай, а следуй, не думай, а слушай…
А флейта всё слаще, а сердце всё глуше…

— Муттер, ужинать не зови!

Пу — зы — ри.

Между тем, ни в изначальной хронике, ни в последующих пересказах XV-XVII веков, ни у братьев Гримм, вернувших историю в широкий обиход, ничего подобного нет. В хронике XIV века сюжет об уводе детей выглядит так: «В 1284 году в день Иоанна и Павла, что было в 26-й день месяца июня, одетый в пёструю одежду флейтист вывел из города сто и тридцать рождённых в Гамельне детей на Коппен близ Кальварии, где они и пропали».
У Финцелиуса в книге «Чудесные знамения. Правдивые описания событий необыкновенных и чудесных» (1556) легенда изложена полнее:
«Нужно сообщить совершенно необыкновенное происшествие, свершившееся в городке Гамельне, в епархии Минденер, в лето Господне 1284, в день святых Иоанна и Павла. Некий молодец лет тридцати, прекрасно одетый, так что видевшие его любовались им, перешёл по мосту через Везер и вошёл в городские ворота. Он имел серебряную дудку странного вида и начал свистеть по всему городу. И все дети, услышав ту дудку, числом около 130, последовали за ним вон из города, ушли и исчезли, так что никто не смог впоследствии узнать, уцелел ли хоть один из них. Матери бродили от города к городу и не находили никого. Иногда слышались их голоса, и каждая мать узнавала голос своего ребёнка. Затем голоса звучали уже в Гамельне, после первой, второй и третьей годовщины ухода и исчезновения детей. Я прочитал об этом в старинной книге. И мать господина декана Иоганна фон Люде сама видела, как уводили детей».

Никто, как видим, никого не топит: то ли в гору поднялись и исчезли, то ли просто пропали.

Именно в таком виде история Гамельнского Крысолова достаётся Роберту Браунингу, и у него дети уходят сквозь гору в какую-то другую, прекрасную страну:
Where waters gushed and fruit-trees grew,
And flowers put forth a fairer hue,
And every thing was strange and new;
The sparrows were brighter than peacocks here,
And their dogs outran our fallow deer,
And honey-bees had lost their stings,
And horses were born with eagles’ wings…

Страна эта в эпилоге оказывается Трансильванией, где живёт загадочный, отличный от всех соседей народ, вышедший некогда из-под земли.

Так и получается, что у нас Крысолов — погубитель, а у англичан — спаситель. Именно поэтому операция по эвакуации детей из Лондона в 1939 году носила кодовое название Pied Piper, Пёстрый Дудочник, он же Гамельнский Крысолов.
И поэтому Кейт Гринуэй под руководством самого Рёскина проиллюстрировала Браунинга вот так: то ли рай земной, то ли счастливая Аркадия, то ли Авалон… но там хорошо, и Крысолов вечно играет на своей дудке странного вида, а крыс не было и не будет.

9

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s