Главная » all saws of books » О песне шута из «Двенадцатой ночи»

О песне шута из «Двенадцатой ночи»

Во втором акте «Двенадцатой ночи», в третьей его сцене, один из любимых моих персонажей у Шекспира, шут Фесте, поёт для двух подгулявших рыцарей, сэра Тоби и сэра Эндрю, песню про любовь. Он их ещё спрашивает, спеть ли им про хорошую жизнь или про любовь, и сэр Эндрю заявляет, что хорошей жизни ему и даром не нать, но мы не о том.

Поёт Фесте в результате песню с отчётливым ренессансным и, в анамнезе, горацианским, посылом: живи сейчас, люби сейчас, carpe diem, срывайте, де, розы, пока можно.

O mistress mine, where are you roaming?
O, stay and hear; your true love’s coming,
That can sing both high and low:
Trip no further, pretty sweeting;
Journeys end in lovers meeting,
Every wise man’s son doth know.
What is love? ’tis not hereafter;
Present mirth hath present laughter;
What’s to come is still unsure:
In delay there lies no plenty;
Then come kiss me, sweet and twenty,
Youth’s a stuff will not endure.

Переводов на русский несколько, на все вкусы.

Кронеберг:
Где ты, душенька, гуляешь?
Иль меня ты забываешь,
Что один грустит?
Кто тебя отсюда манит?
Час любви, поверь, настанет,
Быстро пролетит!
Что любовь? Не за горами,
Не за лесом и полями,
Здесь она — лови!
Если медлишь — проиграешь,
Поцелуй мой потеряешь:
Не теряй, лови!

Лозинский:
Где ты, милая, блуждаешь?
Стой, послушай, ты узнаешь,
Как поёт твой верный друг.
Бегать незачем далече,
Все пути приводят к встрече;
Это скажут дед и внук.
Что — любовь? Любви не ждётся;
Тот, кто весел, пусть смеётся;
Завтра — ненадёжный дар.
Полно медлить. Счастье хрупко.
Поцелуй меня, голубка;
Юность — рвущийся товар.

Маршак:
Где ты прячешь взор свой милый?
То с надеждой, то уныло
О тебе поёт твой друг.
Не уйдёшь ты лёгкой ланью.
Все пути ведут к свиданью.
Это знают все вокруг.
В чем любовь? В одной надежде?
Или в том, что было прежде?
Нет, целуй меня сейчас.
Жизнь и смерть не в нашей власти.
Наша юность, наше счастье
Быстро скроются от нас!

Самойлов:
Не убегай, мой друг небесный,
Постой, внемли, как твой любезный
Поёт на разные лады.
Чем далеко отлучаться,
Лучше с милым повстречаться.
Бегать — лишние труды.
Что любовь? Веселье ждущим,
Надо ль ждать его в грядущем?
Только нынче есть в нем толк.
Ожиданье — не находка,
Поцелуй меня, красотка.
Юность сносится, как шёлк.

Линецкая:
Где ты, милая, блуждаешь,
Что ты друга не встречаешь
И не вторишь песне в лад?
Брось напрасные скитанья,
Все пути ведут к свиданью, —
Это знает стар и млад.
Нам любовь на миг даётся.
Тот, кто весел, пусть смеётся:
Счастье тает, словно снег.
Можно ль будущее взвесить?
Ну, целуй — и раз, и десять:
Мы ведь молоды не век.

Дело, однако, в том, что песня эта — настоящая, написал её Томас Морли, и лондонцы рубежа XVI-XVII века её прекрасно знали, даже подпеть могли.
Это одна из тех дверей во времени, которые вдруг да распахнутся у Шекспира, показывая оторопевшему читателю классики мир живой, цветной, шумный, осязаемый… дурно пахнущий иной раз, но уж никак не сухо-академический. Здесь можно было бы премило удариться в рассуждения о том, что такое классика, и как заносить книжный шкаф в современный контекст, не опиливая ножек и углов не портя, но мы начали про песню.

Великий Альфред Дёллер поёт её изысканно и чисто, скорее, по-придворному, словно для королевы.

Безоговорочно красиво, но мне кажется, что шута, заставившего вздыхать и плакать двух подвыпивших сэров, куда слышнее у моих любимых шведов, Stockholms Barockensemble:

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s