Главная » fabulae draconis » Ad fontes aquarum viventium

Ad fontes aquarum viventium

05b3a44903632062be7ef16c9cd181a7aea680

Королева прикрыла глаза и, задержав дыхание, выпрямилась.

— То есть, это теперь навсегда? — спросила она, помолчав.

Дракон посмотрел на алхимика, собиравшего пальцем со стола просыпанную едкую соль, но тот только ниже опустил голову.

— Ну почему, — вздохнул дракон, — заклятие, разумеется, можно снять…
— Поцелуем истинной любви? — печально улыбнулась королева.

Дракон снова повернулся к алхимику. Тот кашлянул и, исподлобья взглянув на королеву, неловко выговорил:

— Боюсь, всё несколько сложнее.

***

Почти полгода назад на квинтане принц с такой силой поразил мишень, что от удара деревянный щит раскололся, и длинная щепка воткнулась его высочеству повыше уха: шлема принц не надел, сославшись на жару — впрочем, любой, кто видел, как он горячит коня перед помостом, где сидел граф Раймон с дочерьми, понимал, что жара тут совершенно ни при чём, да и какая жара в марте. Щепку извлекли, рану промыли и смазали целебным бальзамом, но поздно вечером, насмотревшись за ужином на перевязанную голову сына, королева накинула простой шерстяной плащ, вышла из своих покоев через тайный ход и направилась в башню алхимика.

В замке давно привыкли, что по ночам окна алхимика то и дело озаряются светом самых причудливых оттенков: то янтаря, то мертвенного пурпура или медной сини. Проходя по галерее, королева смотрела, как мерцает под самой крышей едва различимой в темноте башни зелёный огонь, и всё крепче стискивала в руке наконечник завязки плаща, серебряное узорчатое веретёнце.

Алхимик, разумеется, не спал. Когда королева без стука отворила дверь, он обернулся от стола, держа на отлёте склянку с некой субстанцией, больше всего напоминавшей источенный весенней водой кусок льда, если бы лёд мог гореть и колебаться, как пламя. Над горелкой в большой колбе клокотала густая, словно масло, жидкость цвета мха, источавшая свечение, из-за которого алхимик походил то ли на призрак, то ли на участника придворной маски. Увидев королеву, он поспешно поставил склянку на стол и поклонился.

— Ваше Величество, какая честь, вы — здесь… Я никак не ждал…
— Да будет, — перебила его королева, снимая капюшон. — Мы не в тронной зале, и я пришла к тебе не как королева. Мне, столько лет спустя, опять нужна твоя помощь.
— Надеюсь, — подал голос дракон, свернувшийся подальше от стола, под одним из изваяний, окружавших очаг, — на этот раз речь не о колдовских яблоках и хрустальных гробах.

Королева улыбнулась и покачала головой.

— Об этом можешь не волноваться.

Алхимик тем временем зажёг лампу и, всмотревшись в лицо королевы, погасил огонь под колбой. Потом молча глянул на дракона, и тот длинно выдохнул в камин, где тут же запылали сложенные поленья.

— Садись-ка ты к огню, — сказал алхимик, пододвигая королеве резное кресло, — а то губы синие. Сейчас согреем вина и обо всём поговорим.

***

— И как ты себе это представляешь? — оторопело спросил алхимик. — Мне что, выстроить вокруг него невидимую каменную стену?
— Не знаю, — ответила королева, перебирая рассыпанные по блюду орехи в поисках миндаля. — Просто защити его. Он неосторожен. Он не умеет беречься.
— Он — будущий король, — заметил алхимик.
— И твой сын, — добавил дракон. — Что-то я не припомню, чтобы ты себя берегла.
— Да и отцу его это… несвойственно, — алхимик беззвучно рассмеялся, глядя на королеву поверх бокала.

Королева укоризненно посмотрела на него, но тоже невольно заулыбалась.

— Да, — развела она руками, — да. Он весь в нас. Но он совсем ещё ребёнок, и он мой ребёнок. Сделай так, чтобы ему ничто не могло причинить вред, даже коснуться его не могло. Ты ведь можешь.

Отставив бокал, алхимик упёрся подбородком в ладонь. В комнате стало тихо, лишь потрескивал в камине огонь. Потом дракон с металлическим шорохом потянулся, взял с блюда вяленый финик, бросил его в пасть и, снизу вверх глядя алхимику в лицо, тихо произнёс:

— Arma vivum?

Алхимик поднял глаза на дракона, на мгновение зажмурился, выдохнул и отнял руку от лица.

— Хорошо, — сказал он, выставив ладонь в сторону королевы, — мне нужно подумать.
— Но ты согласен? — с надеждой спросила королева.
— Мне нужно подумать, — повторил алхимик. — И кое-что проверить.

Зелье, которое алхимик через шесть недель дал принцу, обладало поистине удивительной силой. Стоило приблизиться к наследнику престола с оружием, он покрывался гибкой бронёй, походившей на драконью чешую — бронёй столь прочной, что её не могли пробить ни клинки, ни стрелы. Алхимик лишь поднёс кинжал к руке принца, показывая, как действует снадобье, но после тот сам тайком от матери пробовал бить себя клинком изо всех сил и хохотал, глядя, как щербится лучшая сталь. Однажды королева застала сына и придворную молодёжь за жутковатой забавой: юноши по очереди стреляли в принца из арбалета, разражаясь восторженными воплями, когда очередная стрела отскакивала от его высочества, не причинив ему ни малейшего вреда. Игру королева тут же прекратила, сурово отчитав всех участников, но про себя вздохнула с облегчением и успокоилась.

Спокойствие её, однако, длилось недолго. Не прошло и месяца, как-то во время обеда принц случайно чуть не убил слугу, нарезавшего ему мясо. Броня вдруг проросла длинными острыми шипами, два пронзили несчастному слуге руку, а третий вошёл под рёбра — но, по счастью, принц успел отпрянуть, и рана оказалась неглубокой.

Действие зелья крепло с каждым днём. Вскоре принц начал покрываться бронёй, даже если к нему приближались без оружия, шипы у него на предплечьях и лопатках становились всё длиннее и опаснее, вдоль позвоночника вздыбливался страшный гребень, насквозь пробивавший дубовую спинку стула.
Принц мрачнел на глазах. Когда радостно бросилась к хозяину и погибла, напоровшись на шипы, одна из его любимых собак, он заперся в своих покоях и потребовал, чтобы еду ему оставляли под дверью.

В тот вечер, взяв у служанки поднос с ужином, королева зашла к сыну. Принц лежал на кровати, отвернувшись к стене.

— Я же приказал никому не входить, — рявкнул он, не оборачиваясь, когда услышал, как отворилась дверь.
— Мне ты пока ничего приказать не можешь, — мягко ответила королева.

Принц поднял голову, посмотрел на мать и сел, свесив ноги с кровати. Глаза у него едва открывались, нос покраснел и распух — принц, должно быть, плакал полдня. Королева поставила поднос и шагнула к сыну, но тот замотал головой и отодвинулся.

— Лучше ты ко мне не подходи, — насморочно произнёс он. — Вдруг оно и на тебя…
— До сих пор не было, — сказала королева, сделав ещё шажок.

Так, медленно и осторожно, она подошла к принцу и села с ним рядом. Тот с опаской протянул руку и, убедившись, что ни броня, ни шипы не появляются, уткнулся королеве в плечо. Какое-то время они сидели молча, потом принц прошептал:

— Что же теперь? Как мне быть?
— Что-нибудь придумаем, — тихо ответила королева. — Он что-нибудь придумает.

***

— Боюсь, всё несколько сложнее.

Алхимик растёр в пальцах едкую соль, словно не чувствуя, как она обжигает кожу.

— Но со мной же тогда сработало, — беспомощно произнесла королева.
— Ты не просила тебя защитить, — отозвался дракон, лежавший на ковре у стены, под пучками ароматных трав.
— Именно, — кивнул алхимик. — Тогда ты хотела, чтобы что-то произошло, чтобы мир зашевелился, а теперь мы этому воспротивились. И снова запустить события куда сложнее.
— Но это возможно?

Дракон и алхимик переглянулись.

— Я стараюсь, — сказал алхимик, снова опустив глаза в стол. — Стараюсь составить эликсир, который обратил бы заклинание.

Лицо королевы посветлело.

— Ты сможешь. Ты всегда всё мог.

Алхимик болезненно поморщился.

— Вовсе не всегда и не всё, но дело даже не в этом. Есть одно условие…

Королева вопросительно взглянула на алхимика, но он по всегдашней своей привычке уткнулся подбородком в ладонь, зажав себе рот, словно не хотел сказать лишнего.

— Когда принц примет эликсир, — со вздохом вступил из своего угла дракон, — действие первого зелья многократно усилится. Принца станет бить озноб, возможно, сведёт судорогой. Мальчика нужно будет обнять и крепко держать, чтобы он не поранил сам себя, пока броня и шипы не отвалятся.
— Но ведь… — одними губами выговорила королева.
— Да, — оборвал её алхимик. — Да.
— Я готова, — не задумываясь, сказала королева.
— Не сомневаюсь, — отозвался дракон. — А толку. На тебя заклинание не срабатывает, не забывай.

Королева помолчала.

— Но, может быть, можно как-то… Не знаю, привязать его к кровати, обложить подушками?..

Алхимик снова поморщился и покачал головой.

— Любовь, — кашлянув, произнёс он. — Нужна любовь, будь она неладна. Без неё не работает.

Королева прикусила губу и прикрыла глаза.

— То есть, — очень спокойно сказала она пару мгновений спустя, — мальчик должен найти того, кто его полюбит, и убить его?

Алхимик сложил руки на груди, крепко ухватив себя сожжёнными пальцами за плечо, и посмотрел в потолок.

— Я стараюсь что-то придумать. Правда, стараюсь.
— Мы оба, — кивнул дракон. — Ты же знаешь, мы всё для тебя сделаем. И для мальчика.

Придерживая богатую ткань юбки, королева поднялась со стула, посмотрела на дракона, потом вдруг шагнула к нему и протянула руки. Дракон обвил шею вокруг её плеч, и королева, обняв его, спрятала лицо в медную чешую.

— Я не знаю, что делать, — глухо произнесла она. — Чего нам ждать.
— Чуда, как всегда, — улыбнулся дракон, коснувшись лбом её щеки. — Когда оно нас подводило?

Королева отстранилась, погладила дракона по затылку и повернулась к алхимику. Помедлив секунду, она протянула руку и ему, — не для поцелуя, по-детски, ладонью вверх, — но алхимик заложил руки за спину и церемонно поклонился. Губы у королевы дрогнули, но она совладала с собой, наклонила в ответ голову и вышла из комнаты.

— Ты мог бы ей и сказать, — заметил дракон, когда шаги королевы стихли на лестнице.
— Зачем? — отозвался алхимик. — Ей и без того довольно.
— А так она ничего не понимает, и ей больно.

Алхимик посмотрел на дракона.

— Я всё думаю, насколько тебя хватит?

Дракон осторожно приподнялся на передних лапах и, опустив голову, глянул себе на живот.

— Ты знаешь, почти зажило, — доложил он. — Должен же быть какой-то прок от бессмертия, в конце концов. Через пару дней можем попробовать с двойным львиным камнем и мандрагорой, как раз луна будет подходящая.

Алхимик на мгновение прикрыл глаза рукой, потом мучительно выдохнул и потянулся, было, погладить дракона. Его рука налилась металлическим блеском, обросла чешуёй, за запястьем выстрелились, прорвав рукав, крепкие шипы — и алхимик, опомнившись, отдёрнул руку.

— Я всё думаю, — повторил он, сцепив пальцы в замок за спиной, — насколько тебя хватит.

Дракон шевельнул ушами, взглянул на алхимика — и ничего не ответил.

 

©Екатерина Ракитина, 2017

Реклама

1 ответ на “Ad fontes aquarum viventium

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s