Главная » fabulae draconis » История тринадцатая: «Staete, kiusche, triuwe».

История тринадцатая: «Staete, kiusche, triuwe».

dragonandknight

— Кварц, — алхимик одобрительно постучал по крышке гроба. — Хороший, чистый.
— Разве не хрусталь? — обеспокоилась принцесса. — Надо, чтобы хрустальный был.
— Так это и есть хрусталь, — улыбнулся алхимик. — Горный хрусталь, разновидность кварца, он прочнее стекла, больше подходит.
— Оберегает от дурных снов, кстати, — высказался дракон, придирчиво осматривавший изголовье, где топорщились и бугрились мелкие кристаллы с вкраплениями металлических кубиков.
— Это что, золото? — принцесса потрогала маслянисто блестящую грань. — Я бы не хотела с золотом, как-то оно…

Алхимик и дракон переглянулись.

— Да пирит это, — успокоил принцессу алхимик. — Простой пирит, серный колчедан, какое золото, что ж я, совсем не понимаю ничего?..

— Слушай, может, ты с ней поговоришь? — спросил дракон, когда они с алхимиком вышли из пещеры, чтобы принцесса переоделась, и сели на тусклую траву. — Меня она слушать отказывается.

Алхимик сощурился на солнце, посмотрел из-под руки на по-осеннему синюю речную воду, на плоскодонное облако с чернильной каймой, на жёлтую рябь в липовых кронах и покачал головой.

— Что я ей скажу, сам подумай? Что надо терпеть, что жизнь длинна, безрадостна и сурова, но надеяться надо, а если и нет надежды, надо делать, что должен, стоять прямо и смотреть миру в лицо?
— Хотя бы, — вздохнул дракон. — Это ведь правда.
— Ну, тебе я мог бы это сказать, — алхимик усмехнулся, — но ты и так это понимаешь. Такие вещи вообще имеет смысл говорить только тому, кто и без того в это верит, остальные даже слушать не станут. Героика не всем по силам, тебе ли не знать.

Ящер фыркнул, скребнул когтями землю, выдрав ком спорыша, и выдохнул струю белого дыма.

— Всё ей по силам! Она просто упрямая.
— Она устала, — мягко сказал алхимик. — Устала и хочет простую правильную сказку. И я её могу понять.

Дракон повернулся к алхимику, собираясь что-то ответить, но потом вдруг сник, ткнулся мордой в сложенные лапы и накрыл голову крыльями.

— Заметь, — продолжал алхимик, — она хотя бы что-то делает. А ты только жалуешься и прячешься.
— Я тоже, — глухо отозвался из-под крыльев дракон, — я тоже хочу правильную сказку. Я тоже устал. Но у меня, видишь ли, нет возможности улечься в хрустальный гроб и дожидаться, что будет дальше. Мне это всё рассказывать, а я тоже хочу лечь и не просыпаться, чтобы оно как-нибудь само.

Алхимик помолчал, глядя на стаю грачей, строившуюся в небе, потянулся, сорвал ягоду шиповника и задумчиво её пожевал. Где-то в деревне на берегу залаяла собака, откликнулась другая, заплескалось по ветру сушившееся на верёвке бельё, с тугим стуком посыпались с веток каштаны.

— Хорошо здесь, — произнёс алхимик, — красота, тихо, видно далеко. И я совершенно не знаю, что тебе сказать, прости.

Дракон свернул крылья, поднял голову и положил морду алхимику на колено — тот задумчиво провёл пальцем вдоль острого гребня, погладил прижатое чешуйчатое ухо, подставил ладонь, и ящер, прикрыв глаза, сунулся в неё лбом.

— Я готова, — объявила вышедшая из пещеры принцесса.

— С ума сошла, — буркнул дракон. — Это же камень. В пещере сыро. Ты застудишься насмерть!..
— Согласен, — кивнул алхимик. — Легковато вы оделись, ваше высочество.

Принцесса разгладила ладонями переливчатую шёлковую юбку, заглянула себе на спину, повернулась, поправила крахмальный кружевной воротник:

— Это вы оба с ума сошли. Я что, должна ждать его в шубе? И потом, я же буду зачарована, температура понизится, это почти анабиоз.
— Хотя бы плащ возьми, — вздохнул дракон, — чтобы на холодном не лежать, а то проснёшься с больной спиной и ещё каким-нибудь затейливым недугом, не до принца сделается.

Её Высочество повернулась к дракону, явно желая сказать резкость, но глянула ящеру в глаза и покорно взяла у алхимика толстый плащ синей шерсти с меховым подбоем. Алхимик помог принцессе застегнуть плащ, не сминая воротника, потом снял заплечный мешок и, поставив его на землю, опустился рядом на колени:

— Ну что, приступим?
— Приступим, — тихо и твёрдо выговорила принцесса.
— Да что ж делать, — махнул лапой дракон, — приступай.

Алхимик развязал горловину мешка.
Как-то вдруг стих ветер, унялись деревенские псы, грачиная стая молча потянулась прочь через реку. В наступившей тишине алхимик достал из мешка большое яблоко в алых и белых полосках и плоский серебряный флакон с узким горлышком, положил яблоко на траву, осторожно прислонил к нему флакон и вынул из-за пояса плотные кожаные перчатки.

— Голыми руками его брать не стоит, — пояснил он. — И лучше не вдыхать пары.

Принцесса сжала кулаки, стиснула зубы и побледнела.
Держа флакон на отлёте, алхимик извлёк пробку, поднял яблоко и капнул в ямку у черешка всего одну каплю вязкой тёмной жидкости. Запахло горячим летним садом, нагретыми листьями, пыльной земляникой и мёдом.

— Ждём, — сказал алхимик.
— Чего? — сипло спросила принцесса.
— Увидишь, — вздохнул дракон. — Тебе страшно?
— Немножко волнуюсь, — принцесса поплотнее завернулась в плащ. — Он ведь придёт, правда? Он же придёт?
— Должен, — кивнул алхимик, не сводя глаз с яблока.
— Конечно, это же закон, — подтвердил дракон.

Яблоко в руке алхимика внезапно налилось густым золотым сиянием, засветилось насквозь и заблагоухало так, что принцесса тихо ахнула.

— Готово, — алхимик протянул яблоко принцессе.
— Надеюсь, — смело улыбнулась принцесса, — на вкус оно не хуже, чем пахнет.

Она посмотрела на дракона, потом выпрямилась, взяла яблоко и с хрустом вгрызлась в него, откусывая жадно, помногу.

Золотой свет заструился принцессе в горло, потёк по пальцам, делая кожу почти прозрачной, казалось, принцесса сейчас оторвётся от земли и растворится в воздухе — но тут у неё потемнели глаза, она выронила яблоко и упала точно в объятия алхимику, вовремя оказавшемуся рядом.

— Огрызок, — коротко бросил алхимик.

Дракон зарычал, встал на дыбы, запрокинул голову, ударил белым пламенем в землю, потом резко хлопнул крыльями, сбивая огонь.

— Умерла? — спросил он, опустившись.

Алхимик заглянул принцессе в зрачки, пощупал пульс, послушал дыхание и кивнул.

— Ну что ж, — задумчиво произнёс дракон. — Дальше дело за автором. Если её не придут целовать, значит, он и в самом деле умер.
— Посмотрим, — сказал алхимик, поднимая принцессу на руки.

И они пошли в пещеру.

©Екатерина Ракитина, 2009.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s