Главная » fabulae draconis » История пятая: «Ещё не раз ты ошибёшься, — но верю: своего добьёшься».

История пятая: «Ещё не раз ты ошибёшься, — но верю: своего добьёшься».

dragonandknight— Это не сюжет!.. Это!.. Это!.. Это — я не знаю, что!.. — дракон боднул врытый в землю на перекрёстке гранитный валун и яростно заскрёб его когтями.

Гранит заплевался искрами и крошкой.
Ящер ещё несколько раз ударил камень лбом, потом хлопнул крыльями, вздыбился и завыл:

— Неужели я не заслужил хоть немного ясности?! Лучше бы ты тогда, в дождь, вытащил этот меч, я бы сдох спокойно — достойная смерть, от руки рыцаря! А это!.. Это — невыносимо!..

С каждым словом он наливался жаром, воздух вокруг него начал дробиться и плыть.
Рыцарь стиснул зубы, чувствуя, как немеет затылок, как давит на глаза изнутри зеленоватая тяжесть.

— Чего ты от меня хочешь? — произнёс он с такой ненавистью, что на поляне затихли кузнечики.
— Ничего, — дракон сразу сник и как-то потускнел. — Я просто хочу знать, какие у тебя планы. Мы же на перепутье.

Выругавшись, рыцарь пинком смял ближайший высокий стебель. Кажется, это был тысячелистник.

— А это — камень-указатель?
— Ну да, — кивнул дракон.
— Балда ты бронированная, тут же ничего — ничего! — не написано!

Дракон осторожно обмахнул с камня пыль крылом.
Розоватая поверхность валуна была чиста и гладка, если не считать нескольких борозд, только что оставленных драконьими когтями.

От камня, как положено, вели три дороги: одна шла в лес — над нею, превращая её в тёмный коридор, смыкались ветви елей; другая убегала вверх по холму — и, казалось, упиралась в густо-синее у горизонта небо; третья, самая наезженная, огибала холм и уходила куда-то в луга, теряясь вдалеке.
Вернее, дорог-то, строго говоря, было четыре.
Но та, которой они пришли, не считалась — хотя бы в этом они были согласны.

***

Кудлатый пегий пёс, трусивший по жаре по своим собачьим делам, вдруг шлёпнулся в дорожную пыль и яростно, шумно дыша, вцепился себе в плечо, выгрызая блоху. Звякнул колокольчик над дверью харчевни, где-то неподалёку со скрипом и стуком проехала телега — судя по радостному и невыносимому пению возчика, это был Филипп-дурачок, местный водовоз. Над размолотыми в ржавую кашу яблоками, скатившимися в колею из сада госпожи баронессы, с басовитым нытьём вились осы и блестящие цветные мухи, тянуло щекотной кислятиной забродившей мякоти. Солнце, густое, как масло, полнило улицу с краями, лениво сочась между балками террасы, увитыми каким-то душистым плющом со светлыми листьями.
Рыцарь вздохнул и оторвал ещё пару виноградин с грозди, роскошно свисавшей из корзины.

Приходилось признаться себе самому, что в этой деревне он застрял основательно — и это ему, в общем, было по душе.
Единственный здешний кузнец был призван в замок господина барона, починять ворота: обучая сына-недотёпу воинскому делу, господин барон так разошлись, что вынесли малым тараном две дубовых плашки вместе со скрепами и накладками, и, что ещё хуже, оборвали правую цепь подъёмного моста, отчего тот перекосило, погнуло решётку, говорили, что и стену повело… как бы то ни было, третью неделю кузнец и ночевать-то являлся домой не каждый день, был мрачнее тучи и на все вопросы о подковах бурчал:

— Работа тонкая, сударь, конь дорогой, тут не абы как надо…

Подмастерье же, крепкий парень-заика с пустыми ясными глазами, один раз взглянув на коня и поняв, сколько шкур спустит с него наставник, если он повредит жеребцу копыто, при встрече с рыцарем или прятался в канаве, или начинал так неистово брызгать слюной, пытаясь что-то сказать, что рыцарь отчаялся и оставил попытки.
Третью неделю серый красавец Мармузар бродил по деревенскому выгону, валялся в росе, отъедался сочной зеленью, а когда рыцарь приносил ему сухари и яблоки, глядел с печальным непониманием: что мы здесь забыли, хозяин? Мальчишки часами сидели на изгороди, глядя на настоящего рыцарского коня, но не решались подойти: на второй день Мармузар так вздыбился на Филиппа-дурачка, сунувшегося с ведром слишком близко, что по деревне пошёл слух, будто конь колдовской, из страны фей, и дышит пламенем — вон, Филиппу как лодыжки пожёг, аж кожа слезла. На самом деле Филипп от испуга уронил ведро себе на ноги, и на лодыжках у него были обычные ссадины, но рыцарь не спорил, нечего попусту тревожить коня, пусть отдыхает.

Отдыхал и сам рыцарь.
В харчевне кормили вкусно, пастушки были чудесно милы, госпожа баронесса, жившая своим домом в деревне, была рада приятному обществу, она уже трижды звала рыцаря к обеду за эти дни и присылала то подушку, набитую душистой травой для здорового сна, то изысканных сластей со своего стола, то корзину персиков с младшим садовником — вот и сейчас рыцарь задумчиво объедал виноград, принесённый загорелым хитрым юнцом «с поклоном от госпожи баронессы». Жизнь рыцаря очень скрашивала и белокурая супруга герольда, состоявшего при госпоже баронессе: она несколько лет провела при дворе на Юге и умела не только вышивать, краснеть и хихикать, но и учтиво беседовать о деяниях древних мужей, о чудесах обширного мира, о различиях между fin amor и fol amor… о прочих умениях дамы рыцарь вспомнил не без приязни — и отщипнул ещё винограда.
А потом, раздавив виноградину языком о нёбо, сощурился на кипевшее в листве солнце, помотал головой, отгоняя липкую дремоту, и поднялся: решено — надо навестить дракона.

Дракон четвёртую неделю жил где-то в лесу у озера, держась поближе к гранитным скалам западного берега.
Поначалу он вёл себя беспечно и летал над лесом даже среди бела дня, но после того, как проезжий паладин, возжелавший славы, атаковал его посреди дороги, стал прятаться. Копьё-то дракон перекусил, а коню так свистнул в уши, что тот понёс и, должно быть, домчал паладина до самого Гибернского моря, но длинный обломок древка вонзился прямо под драконов гребень у поясницы, по каковой причине ящер приволакивал заднюю правую лапу и был не в настроении. Он сделался раздражителен, то и дело лязгал зубами, отвечал резко и всё чаще угрюмо жевал хвост, глядя в одну точку, отчего рыцарю становилось не по себе — а то и вовсе не выходил на зов. Из-за этого ли, из-за белокурой ли дамы, или из-за того, что деревенская медленная жизнь незаметно вязала рыцаря по рукам и ногам, они с драконом не виделись уже дней пять… да, если начистоту, и не хотелось.

Шагая по укатанной дороге к озеру, рыцарь думал, что наперёд знает всё, что сейчас услышит, если дракон соизволит ему показаться, и тихо злился.

— Да, я ни на что не гожусь, всё делаю не по канону, — он неожиданно произнёс это вслух и на секунду остановился.

Потом сгрёб в кулак какой-то пушистый колосок, качавшийся у обочины, ободрал его, посмотрел на хохолок, торчащий между пальцами, пустил зелёную труху по ветру и с вызовом повторил:

— Не по канону. Уж какой есть. Сам такого выбрал.
— Сам выбрал, не поспоришь, — раздалось сзади.

Рыцарь обернулся, чувствуя, как обрывается и падает его сердце, каким-то образом одновременно стуча во рту.

За его спиной лежал огромный луг, полный солнечных бликов, пёстрый от цветов, над которыми метались бабочки. Воздух дрожал от зноя и стрёкота кузнечиков. Кругом, сколько хватало глаз, не было ни души.

— Где ты? — севшим голосом спросил рыцарь.
— Как всегда — у тебя за плечом, — ответил дракон. — Где же мне ещё быть, пока мы не схватились насмерть?

Не найдя, что сказать, рыцарь на всякий случай обернулся ещё раз.

— Балбес, — было слышно, что ящер улыбается. — Ты что же, думаешь, что вместе — это только рядом?
— А я три недели… А я всё это время.., — рыцарь сокрушённо махнул рукой.
— А ты всё это время жил себе, как умеешь, — подтвердил дракон. — Но рано или поздно такая жизнь тебе станет невмоготу. Я же сам тебя выбрал.

Рыцарь хотел что-то сказать — но, если вдуматься, о чём тут было говорить?

©Екатерина Ракитина, 2008.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s