Главная » fabulae draconis » История девятая. О кольцах.

История девятая. О кольцах.

dragonandknight— Вообще-то, наоборот, — сказал дракон. — Но это, конечно, противоречит архетипу.

Принцесса натянула второй шерстяной носок, подобрала ноги под себя, расправила юбку и поплотнее завернулась в бархатную шубу: как ни сияло за окном солнце, как ни колыхались багровые от серёжек тополиные ветки, ей было холодно.

— То есть, — спросила принцесса, — мы все ищем дракона, чтобы что-то произошло?
— С точки зрения структуры сюжета — да, — кивнул дракон.

И укрыл принцессу крылом.

Уже которую неделю принцесса болела.
Королевский лекарь готовил лекарства, растирал в каменной ступке какие-то камешки и корешки, сыпал латинскими словами и со значением качал головой. Знахарка, которую тайком провела в замок одна из младших горничных, оставила пучок трав, велела заваривать с утра и пить на ночь. Исполняли, всё исполняли, но толку что-то было немного: принцессу колотил озноб, у неё кружилась голова и темнело в глазах, леденели руки и ноги, она едва могла ходить, а по винтовой лестнице в свои покои поднималась по полчаса, упрямо отказываясь от паланкина, на котором настаивали и дядя, и кастелян, и даже сами предполагаемые носильщики, два дюжих молодца из дворни, сокрушённо глядевшие, как «ихое высочество» хватает ртом воздух, привалившись к стене.
Дракон отлучался из замка только полетать, они с принцессой подолгу разговаривали о чём-то, а когда больная засыпала, ящер всё больше сидел на стене, глядя в сторону озера, откуда вела к главным воротам торная дорога. Стражники, почти переставшие вздрагивать, когда возле них с лязгом и металлическим шорохом опускался дракон, судачили в караульне, что всё это неспроста, что зверь высматривает судьбу, и ой, что-то будет.

Этим утром принцесса не смогла встать с постели.
Горничная Лиза, подав госпоже горячего питья и укутав её шубой и двумя одеялами, бросилась к северной башне, где кто-то из челяди видел дракона. Он и в самом деле сидел на стене неподалёку, положив когтистые передние лапы на мерлон и повернувшись в сторону озера. Ледяной ветер бил в драконову броню, заставляя её еле слышно гудеть, и позванивал пластинами гребня, ящер был неподвижен, казалось, он дремлет.

— Сударь… — позвала Лиза шагов с десяти, не решаясь приблизиться. — Господин дракон…

Дракон обернулся, и Лиза в который раз подивилась тому, какие пёстрые у него глаза, словно бабочкино крыло — и тому, что когда в них смотришь, как-то совсем нестрашно, что перед тобой дракон, да ещё огнедышащий.

— Её Высочество, сударь…
— Зовёт меня? — спросил дракон.

Лиза покачала головой.

— Нет, не зовёт… Но вы бы пошли к ней, господин. Ей нынче совсем скверно.

Камин, который дракон разжёг одним длинным выдохом, горел ярко и споро, но принцессе всё равно было холодно: она сидела в кровати, откинувшись на подушки, и старалась надеть грубый серый носок деревенской шерсти, не вылезая из-под шубы и одеял.

— Я мог бы слетать, поспрашивать.., — предложил дракон.
— Нет, — принцесса замотала головой. — Нет. Ты же сам говорил, что есть логика жанра, канон и прочие условности, которые нельзя нарушать. Пусть всё идёт, как идёт.
— А ты тем временем умрёшь?
— Я не умру, — упрямо и твёрдо ответила принцесса.
— Хорошо, не умрёшь. Будем каноничны: уляжешься в хрустальный гроб на сто лет.

Принцесса хихикнула, выпростала руку из-под одеял и погладила дракона по затылку:

— Зато представь, как красиво: тишина, я лежу в мягком свете, а кругом шиповник, шиповник!..

Дракон прикрыл глаза и вздохнул.

— Если ты мне объяснишь, в чём смысл, я, возможно, и соглашусь. И даже за черенками шиповника сам слетаю, тут есть одна ведьма-садовод поблизости, у неё такие цветы — сказка!
— Сказка.., — задумчиво повторила принцесса. — Сказка. Вот именно в этом и смысл, наверное. Раз ты придумал меня как принцессу с драконом, он должен приехать меня спасать.
— У него своеобразные отношения с каноном, — усмехнулся дракон. — И потом, как ты себе это представляешь, коль скоро он отказался меня убивать?
— Что ты, ну почему сразу «убивать»! Пусть просто приедет, он же должен приехать, разве нет?

Ящер по-собачьи положил морду в груду одеял и бархатные волны шубы, посмотрел на принцессу снизу вверх и честно, просто сказал:

— Не знаю.

Принцесса, собиравшая гармошкой второй носок, медленно опустила руки и заплакала.

— Дурак потому что, — огрызнулся дракон. — Нет никакой закономерности ни в чём, ни законов, ни формул, ни канонов… ничего нет. Вернее, есть, но в уже написанном, а тут всё с чистого листа и заново, чего я, видимо, не умею — автор из меня никакой.
— Замечательный автор!.. — протестующе всхлипнула принцесса.
— О да, — саркастически скривился ящер. — Рыцарь у меня сам не знает, чего хочет, боится сюжета и вообще — неизвестно где. А принцесса, наслушавшись про него и насочиняв ещё больше, взяла да и полюбила остолопа, чистый канон, дальняя любовь, и теперь умирает, потому что это тоже канон, пропади он пропадом! И при этом она даже не блондинка.
— Хочешь, я покрашусь? — насморочным голосом спросила принцесса.
— Только этого не хватало. Носок надень лучше, а то, вон, синяя вся.

Принцесса нашарила на одеяле выпавший носок и робко поинтересовалась:

— То есть, законов совсем нет? А как же вечный сюжет: рыцарь, дракон и принцесса?
— Это только завязка, — грустно отозвался ящер. — Если есть я, то вы тоже рано или поздно появляетесь, далее — возможны варианты.
— Рыцарь ищет принцессу, потому что есть дракон?

— Вообще-то, наоборот, — сказал дракон. — Но это, конечно, противоречит архетипу.

©Екатерина Ракитина, 2009.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s